?

Log in

No account? Create an account

«С нами поедет Люся…»

Могу оказаться неоригинальной, но – «Остапа понесло…». То есть придётся писать каждый день по одному посту, потому что после истории с Лакримозой воспоминания прямо пошли во мне как блок рекламы.

Read more...Collapse )

Наконец, про пианистов

       Не секрет, что струнники, скрипачи и виолончелисты, рассматривают пианистов прежде всего как потенциальных аккомпаниаторов. Только аккомпаниаторами они их никогда не зовут, а зовут концертмейстерами. А уж если это камерное сочинение, то тут приходится терпеть ситуацию, когда «партию фортепиано исполняет»… И уж пусть лучше он её действительно исполняет как солист, чем ты в душе будешь жалеть о несбыточной мечте, например, о Сонате Франка.
      Первые мои исполнения с концертмейстером состоялись в школе, на уроках Эммы Абрамовны Майданчик (Ревинзон), которую я до сих пор люблю. Пока Эмма пыталась вложить в меня основы исполнительской культуры, концертмейстер, замечательная Лилия Моисеевна, успевала связать шарфик из мохера, тогда мохеровые изделия были писком моды.

Read more...Collapse )
Новогодние праздники не у всех ассоциируются с «Иронией судьбы».

Мне вот так сильно повезло, что у меня Новогодние дни очень связаны с воспоминаниями о гастрольных поездках. Несколько раз пришлось или посчастливилось встречать Новый год в Голландии, и мои сообщения домой были посвящены развенчанию мифа о том, что в Голландии отмечают только Рождество.

Но всякая гастрольная поездка – это не столько путешествие и работа в одном флаконе, но и совершенно нескончаемая перевозка своего багажа. Первое, что необходимо отметить, что и на три дня, и на месяц берётся один и тот же чемодан. Read more...Collapse )

Ода концертмейстеру

Это было в ту пору, когда норма была сумасшедшая – 28 спектаклей в месяц, и в расписание смотрели только затем, чтобы посчитать свои "гробы".
Понятно, что не те гробы, которые ящики, про которые думать не хочется. "Гробы" – это очень длинные спектакли, которые играешь, играешь, и они никак не заканчиваются. Уже автобусы перестали ходить, а ты всё играешь. И если у тебя много в расписании стоит таких спектаклей, это называется «таскать гробы». И никому не хочется это делать, потому что за те же деньги можно отсидеть гораздо меньше времени. И кому-то поставили три «гроба», а кому-то – пять. Начинается разбираловка у «разблюдовки» (расписание). От слова «блюсти», если что.
Read more...Collapse )

А, бывало, кто пел...

Когда ты страдаешь графоманством, и тема не даёт тебе покоя, то лучше её написать, чтобы от неё, наконец, избавиться. (В качестве вступления).

Однажды в меня, в оркестровую яму, прилетел со сцены кулон.
Read more...Collapse )

В Москву, в Москву…

Раз уж всем понравился мой последний пост, напишу ещё. Поскольку давно собиралась рассказать о том, как я съездила в Москву.
Я принадлежу к тому типу людей, которые, как героиня фильма «Карнавал» в исполнении Ирины Муравьёвой, говорят: «Москва!!!», мечтательно вскинув взгляд куда-то вверх.

Read more...Collapse )

Сон с буквой «ять»

Приснился сон. Думаю: если не забуду до утра – запишу.
Такой:
    Потерялись ноты партии первого пульта (масштаб события оценят только струнники). Для остальных: это те ноты, где всё есть, и их ничем не заменить.
Пока разыскивала, пообщалась со всеми оркестрантами, живыми и не живыми (сон же!).
    Ноты принесла помощник концертмейстера Таня. Недоверчиво дала мне в руки: «Может, вам отнести, не потеряете?». Я взяла, мотнув головой: «Нет, сама». Прислонилась ухом к двери ямы (оркестровой). В руках искомое издание, Юргенсон, блин. Через букву «ять». Нет, я не ругаюсь, раньше Юргенсоновские ноты были с буквами «ять».



Я, вообще-то не совсем старая. По понятиям духовиков, всего полтора срока в яме отсидела, но ноты с буквой "ять" я застала.

А за дверью уже «Слыхали львы» поют, а это значит, что увертюра уже прошла. Никаких львов там, конечно, нет. Просто так поют. И в щёлочку видно: Дановская Ада Пална на арфе играет, а значит, пройти незаметно нельзя, она у самой двери сидит и своими изломанными пальцами струны сосредоточенно перебирает. Пальцы у неё изогнулись в первой фаланге (ногтевой), прямых вообще не было, и как-то она этими пальцами играла.
    Дановская Ада Пална училась у самой В.Г.Дуловой. (Раньше было только две арфистки в Союзе: Дулова и Эрдели). Ада Пална, вообще-то она была Фелицата Павловна, но никто об этом не знал, рассказывала, что она прослушивалась и у Эрдели, очевидно, старшей, но та её не взяла, потому что «девочка была бедно одета». Ну, Господь её простит.

Это Дановская с М.И.Паверманом. Фото очень некачественное, но единственное.

    Когда приезжал Фуат Шакирович Мансуров, дирижёр, который всё и всех помнит, он всегда спрашивал: «Где Дановская?», намекая на их, видимо, общее в прошлом пространство.

 
Кстати, здесь за арфой Дановскую почти не видно, только если присмотреться. Но она тут есть.

Вообще мне везло на гастрольное и гостиничное проживание с арфистками, только сейчас я это поняла. Как минимум, ещё с тремя арфистками, кроме Ады Палны я с большим удовольствием по-соседски проживала и испытала истинное удовольствие от общения с ними. (Катя, Лида, если вы меня читаете, большущий вам привет от меня). В результате я усвоила несколько истин: во-первых, с листа на арфе читать нельзя, во-вторых, как прекрасно заниматься в театре ночью, когда все ушли, в-третьих, как страшно перепутать педаль. Случайно, конечно.

     Ну вот, кларнет сыграл «ля фа ре ля фа», играть надо, а я за дверями.
«Работа свыше нам дана, замена счастию она». (Свободный перевод)
    Тут вдруг всё замигало, промчался Константин Аркадьевич Райкин в контексте монитора. Он что-то очень эмоционально доказывал.
Я проснулась и подумала: вот даже поспать без театра нельзя.
За что я люблю журнал, так это за то, что там (тут) можно рассказать о чём угодно, ну, например, о том, как мы ходили в магазин.
Итак, один раз поздно вечером, когда нормальные люди уже смотрят телик на диване, мы с дочерью решили сходить в магазин. Ситуация до жути банальная: как-то разом закончились все продукты, и мышь в известном месте закончила своё существование. Ну, это просто выражение такое, я против гибели животных. Но и против голодной гибели людей. Поэтому мы поехали в магазин. Я после спектакля, дочь после работы, вусмерть голодные, поэтому одна из нас, а именно – я, неадекватно была настроена скупить весь продуктовый магазин на три месяца вперёд.

Read more...Collapse )

Табуированная тема

Сегодня, 23 февраля, захотелось поговорить на табуированную для меня долгое время тему.
Мой брат – профессиональный военный. Он умер в возрасте 42 лет.

Read more...Collapse )
Собираясь на новую постановку в Новой опере (без тавтологии говорить об этом театре трудно), я была слегка раздосадована рекламой спектакля, превентивно настраивающей на показ так называемой режиссёрской оперы.

Бывая редко в опере в качестве зрителя и, тем более, в качестве критика, я устроилась в кресле партера, незаметно для себя перефразировав знаменитую пародию Леонида Филатова: «Может, это прозвучит резко, может, это прозвучит дерзко. Но в театры я хожу редко … А богему не люблю с детства». Последняя модуляция была явно спровоцирована коктейлем из вбитого советским консерваторским образованием штампа о тяжёлом положении художника в буржуазном обществе и личного столкновения со всеми невыносимыми сложностями партитуры Пуччини.
Действие началось с видеоряда в проекции на суперзанавес: в чёрно-белом изображении на фоне «звуков живой улицы» прогуливались парижане. В сравнении с достаточно возбуждённой театральной публикой, на этот момент ставшей московской, чёрно-белые фигуры как будто проплывали, они «несли» себя, удачно выполняя роль вступления к действию. Единственное, что явно мешало сосредоточиться – это сохранённая атрибутика оперного спектакля: настройка оркестра, аплодисменты, встречающие дирижёра. Было ощущение, что всё это отвлекает от уже начавшегося погружения в оперное действо.

Read more...Collapse )